Ветряная победа

Будущее сырьевых и энергетических рынков формируется сегодня под сильным влиянием двух факторов. Во-первых, стоимость производства электричества с помощью возобновляемых источников энергии (ВИЭ) снижается и уже сравнялась со стоимостью его выработки углеводородной генерацией. Во-вторых, распространенное убеждение в антропогенном характере глобального потепления в сочетании с острыми экологическими проблемами стимулирует принятие политических решений, направленных на ограничение использования ископаемых энергоресурсов.


«Пока мы исходим из того, что промышленной альтернативы углеводородному сырью все-таки нет», – удивляет твиттер Минэнерго России. Но в мире сегодня сложилась противоположная ситуация. Альтернатив промышленному использованию ВИЭ и ограничению применения ископаемого сырья уже не осталось.

Актуальные отраслевые экономико-статистические исследования декларируют рыночную конкурентоспособность ВИЭ. Опубликованный в сентябре 2014 г. «Анализ приведенной стоимости энергии» инвестиционного банка Lazard показывает, что самым дешевым способом производства электроэнергии на сегодня обладает материковая ветроэнергетика. Приведенная стоимость производства электричества (LCOE) составляет здесь, по расчетам банка, $37–81/МВт ч, в то время как для газовой генерации – 61–87, а угольной – $66–151/МВт ч.

В феврале 2015 г. вышло исследование Международного агентства возобновляемой энергетики (IRENA) «Стоимость генерации в возобновляемой энергетике в 2014 г.», в соответствии с которым стоимость производства электричества в ряде секторов возобновляемой энергетики «равна или ниже стоимости генерации угольными, газовыми и дизельными электростанциями, даже без финансовой поддержки и при падающих ценах на нефть». На прошедшем в декабре 2014 г. в ОАЭ тендере на строительство солнечной электростанции мощностью 200 МВт победил консорциум с ценовым предложением в размере $0,0584/кВт ч. Такая стоимость солнечного электричества конкурентоспособна с углеводородами даже при цене на нефть в $10/баррель и газ – $5/МБТЕ.

Сегодня не существует ни одного исследователя, который бы сомневался, что капзатраты и стоимость производства электричества с помощью ВИЭ (в первую очередь в солнечном сегменте) будут падать и дальше, а сложность и стоимость добычи ископаемого топлива, наоборот, возрастать. Поэтому в ближайшие годы электричество, производимое с помощью ВИЭ, станет устойчиво дешевле продукции углеводородной генерации практически во всех регионах планеты.

Это означает одно: ископаемое топливо – уголь, газ, нефть потеряют рынок в качестве источников электроэнергии. Уже сегодня почти не остается резонов для инвестиций в традиционную генерацию: производство электричества на основе ВИЭ становится конкурентоспособным по цене, а с точки зрения инжиниринга и логистики его создать быстрее и проще. Поэтому новые электростанции, работающие на углеводородах, строиться не будут, а выбывающие мощности будут замещаться ВИЭ-электростанциями. Этот тренд очевиден уже сейчас. В 2014 г. в ЕС 79% введенных новых генерирующих мощностей относились к возобновляемой энергетике (в 2013 г. – 72%), а если учесть выбытие отработавших свое электростанций, весь чистый прирост генерации был обеспечен исключительно ВИЭ. Перед нашими глазами не просто «промышленная альтернатива» углеводородам, но фактически полный отказ от них в данной сфере. По одному из сценариев IEA, отнюдь не являющегося рупором возобновляемой энергетики, солнечная энергетика может стать основным производителем электричества в мире уже в 2040 г., а по прогнозу Deutsche Bank, солнце займет 30% мирового рынка электроэнергии к 2050 г.

Достигнутая ценовая доступность технологий ВИЭ обнадеживает экологические чаяния. Климатические исследования показывают, что при сохранении нынешних практик использования углеводородов человечество с большой вероятностью ждет повышение среднемировой температуры на 6° С до конца нынешнего столетия. В качестве приемлемого варианта продвигается сценарий, по которому содержание углекислого газа должно быть ограничено 450 молекулами СО2 на миллион молекул воздуха, а потепление не превысит 2° C, для чего потребуется существенно сократить использование ископаемого сырья.

Последствия климатической политики для сырьевых рынков могут быть серьезными. В ЕС уже установлена цель по сокращению к 2050 г. выбросов парниковых газов на 80–95% от уровня 1990 г., что предполагает почти полный отказ от сжигания углеводородов за счет развития альтернативных видов энергетики и транспорта, а также кардинальное повышение энергоэффективности. Китай сокращает потребление угля и выбросы парниковых газов. В марте были названы новые цели по развитию ВИЭ до 2020 г.: довести установленную мощность в ветроэнергетике до 200 ГВт, в солнечной – до 100 ГВт (в совокупности это значительно превышает мощность всех электростанций России). Индия декларирует планы по достижению солнечной энергетикой 25%-ной доли в мощностях электроэнергетики к 2022 г. Норвежский государственный пенсионный фонд, крупнейший суверенный фонд в мире, вышел из угольных активов, ссылаясь на регулятивные риски в связи глобальным потеплением. Банк Англии выпустил предупреждение об «огромных финансовых рисках» вложений в ископаемое топливо.

Инвестиционно-консалтинговая фирма Kepler Cheuvreux подсчитала, что, если на международном уровне будет солидарно проводиться политика на ограничение глобального потепления 2° C, мировая сырьевая индустрия за два следующих десятилетия недосчитается $28 трлн выручки, при этом большую часть, $19,4 трлн, потеряет нефтяная отрасль. Вероятность такого резкого поворота в мировом масштабе сегодня не слишком высока, но и не нулевая. Многое будет зависеть от позиции основных мировых «загрязнителей», Китая и США, эффективности лоббистских усилий сырьевиков, а также развития технологий и стоимости ВИЭ. В любом случае лучшие времена для сырьевых рынков уже не наступят, их ожидают нестабильность спроса и ценовое давление. Углеводородные отрасли находятся в патовой ситуации: высокие цены на сырье ускоряют отказ от его использования, благо альтернативы уже есть, а низкие цены не позволяют окупить инвестиции в новые, как правило сложные и капиталоемкие, проекты.

Очевидно, российская экономическая модель сырьевого придатка не имеет долгосрочных перспектив. Мы много говорим о замещении импорта, но пока импортозамещением успешнее занимаются «наши партнеры», медленно, но верно избавляясь от потребности в российских углеводородах. У их успеха нет секрета: развитая наука и технологичное промышленное производство в сочетании с доступным финансированием позволяют не только создавать конкурентоспособные энергетические альтернативы, но и снимать сливки с растущего рынка ВИЭ, потенциальная емкость которого никак не меньше сырьевого.

Автор – директор Института энергоэффективных технологий в строительстве

Информационный источник.

Дата публикации: 20.04.2015 г.   20:54:42
Информация обновлена:  20.04.2015 г.   21:03:37
Информацию разместил:  Администратор сайта Ассоциации "ЭкоСтрой"